Как я стал ханафитом (1)

Модератор 17.07.2014 0
Как я стал ханафитом  (1)
Кутуб Ситта
Мы воздаем хвалу Аллаху и посылаем благословения Его благородному Посланнику.
В детстве я жил в деревне. И вот возник вопрос, куда отправить меня учить Коран. В деревне была всего одна мечеть, где почти каждую пятницу происходила битва. Барельви хотели поставить своего имама, а безмазхабники – своего. И там была всего одна семья из деобанди, но они не высказывали своего мнения. Пока шли битвы, имама не было, и так длилось шесть месяцев. Иногда в мечети образовывалось два джамаата. Это очень беспокоило моего отца. В конце концов он решил, что безмазхабники лучше понимают Единобожие, чем сторонники новшеств, и послал сына учиться к ним. Итак, меня отправили к хафизу из безмазхабников.

Как меня учили

В школе я уже выучил арабский алфавит, поэтому на первом уроке учитель начал с первого джуза. Он велел нам повторять аяты, и мы выучивали их. После этого учитель рассказывал нам, как заткнул за пояс такого-то ханафитского муфтия и переспорил такого-то ученого-ханафита. В мире нет такого ханафита (неважно, деобанди или барельви), кто бы сравнился с нами. Потом он показывал нам объявление и говорил: «Смотрите! Это объявление было напечатано двадцать лет назад. Это был вызов всем ханафитам мира – требование показать нам хотя бы один хадис, в котором Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал бы, что он отменяет «раф’ ядайн» (поднятие рук). Покажите нам хадис, где Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал бы, что спустя век его религия будет отменена и умме будет вменено в обязанность следование (таклид) за Абу Ханифой. Мы даже предлагали награду в несколько тысяч рупий, но никто нам не ответил». Лживые слова учителя впечатляли учеников.
А еще учитель сказал нам, что однажды по пути в Дели он остановился в Деобанде. Наступило время молитвы, и все учителя и ученики собрались в мечети. Тогда я вошел туда, показал им объявление и спросил: «В ваше медресе посылают эту листовку каждый год.  Почему вы не присылаете нам хадис?» И наш учитель сказал, что тамошние преподаватели, стыдясь и смущаясь, ответили, что они никогда не видели такого хадиса, и спросили: «Зачем вы унижаете нас, постоянно прося прислать этот хадис?» Слушая учителя, мы понимали, что нет никакой надежды, ведь мы слышали, что в Деобанде – громадное медресе. Если наш учитель заткнул за пояс даже преподавателей в Деобанде, то разве можно найти такой хадис?

Что такое ихтиляф?

Разумеется, мы спрашивали у учителя, в чем разница между ним и суннитами. Он отвечал: «Сынок, и мы, и сунниты верим словам Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует). В этом мы единодушны. Но мы также говорим, что следует за тем, чьим словам верим. Но они говорят, что верят Пророку (да благословит его Аллах и да приветствует), но следуют за имамом Абу Ханифой (рахматуллахи алейхи)». Тогда мы спрашивали: «Устаз, но ведь имам Абу Ханифа (рахматуллахи алейхи) был исламским ученым и наверняка помогал мусульманам понять слова Пророка (да благословит его Аллах и да приветствует), потому что не может быть такого, чтобы ученый намеренно противоречил хадисам». Наш учитель отвечал: «Имам Абу Ханифа (рахматуллахи алейхи) был очень праведным человеком, но в его время еще не все хадисы были собраны. И поэтому имам Абу Ханифа (рахматуллахи алейхи) многие предписания установил по аналогии (кыяс), но он отдельно подчеркивал, что нужно оставить его предписания, если они идут против хадиса. Но эти ханафиты очень упрямы». На тот момент мы не сообразили спросить, зачем же умме надо было сначала заниматься фикхом и лишь потом – хадисами… Вне сомнений, составители «Сыхах Ситта» пришли позже четырех имамов, но никто из них не отводил в своих книгах главу для опровержения ханафитского или шафиитского фикха.

Знание хадиса

Учитель говорил нам: «Подобно тому как ткани продают в магазинах ткани, а сахар – в сахарной лавке, хадисы можно найти только у знатоков хадиса (ахлюль-хадис). Ни в каком больше медресе хадис не преподают. Если вы покинете нас, то потом, хоть всю землю обойдите, вы не сможете утолить жажду хадисов. Хадисы преподаем только мы, и точка». Тогда мы были наивны и не знали, что у ахлюль-хадис есть братья под названием ахлюль-Куран (знатоки Корана) и они тоже говорят нечто подобное. Но учитель, конечно, не говорил нам: «Коран можно учить только у ахлюль-Куран, ведь разве мы знаем Коран?» В любом случае, нас убедили, что истинных верующих – единицы, а все остальные отвергают хадисы.

Награда ста мучеников за веру

Мы хорошо помним, что не совершали желательных намазов, напротив, мы, скорее, смеялись над ними. И мы не придавали особого значения суннам, ведь это ханафиты придают огромное значение желательным намазам и суннам. О да! Однако большое внимание уделялось оживлению забытых сунн. Например, мы смыкали щиколотки с теми, кто молится рядом с нами к джамаат-намазе, ведь это забытая сунна и за ее оживление положена награда ста мучеников. То же самое с произнесением «амин» вслух. Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) говорил, что люди, которых раздражает «амин», будут иудеями его уммы, поэтому надо произносить «амин» как можно громче. Ведь, чем больше ханафитов тебя услышало, тем больше наград ста мучеников ты получишь. И ты получишь отдельную награду за то, что раздражал этих иудеев.

Каков фикх на самом деле

А еще у нашего учителя были такие книги, как «Хакыкатуль-фикх» мавляви Мухаммада Юсуфа Джайпури, «Шамшер Мухаммадийя бар акаид Ханафийя» мавляви Мухаммада Рафика Пасрури и «Шамаиль Мухаммади» мавляви Мухаммада Джонагри. Мы садились с учителем, и он зачитывал нам предписания, а потом мы по пять минут, обхватив голову, делали тауба: «Таких ужасных вещей нет даже в книгах индуистов и сикхов. О Аллах! Если бы индуисты, сикхи и христиане узнали об этих предписаниях, они бы решили, что мусульмане опустились». В общем, в наших умах укрепилась мысль, что ханафитский мазхаб – это такой грязный мазхаб, что даже индуисты, сикхи, зороастрийцы и иудеи не хотят иметь с ним ничего общего.

Методология

Теперь, когда мы впитали основы, учитель давал нам задание подойти к простым ханафитам и попросить отвести нас к их учителю, чтобы тот показал нам хадис, который сделает из нас ханафитов. Простые ханафиты действительно отводили нас к учителю, и мы просили его показать нам хадис, где бы Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) велел нам оставить его и следовать за имамом Абу Ханифой (рахматуллахи алейхи). Задав вопрос, мы никогда не слушали ответ с должным вниманием. Но уже две минуты спустя мы просили тех ханафитов, которые привели нас, засвидетельствовать, что их учитель так и не привел ни одного хадиса. Конечно, учитель после такого сердился на нас, и мы уходили. А наш учитель был очень доволен нами. Он хвастал своими учениками во многих деревнях и говорил: «Смотри! Этот мальчик победил такого-то ханафитского учителя, который не смог ответить ни на один из его вопросов. Он не привел ни одного хадиса!» И все отвечали: «Пришла истина, и отступила ложь. Воистину, ложь такова, что исчезает» (Благородный Коран, 17:81 – перевод смысла).

Шесть пунктов

Наш учитель был экспертом в этой области. Он говорил, что нам не нужны Коран, хадисы и фикх, чтобы победить их. Даже неученый человек может получить награду ста мучеников, если будет докучать ханафитам.
  1. Встретив ханафита, спроси его, приводится ли в каком-нибудь хадисе далиль на ношение часов, которые у него на руке. Чтобы задавать такие вопросы, никаких знаний не требуется. Можно послать шестилетнего мальчика в аптеку, там он укажет на любое лекарство и спросит: «Упоминается ли название этого лекарства в хадисе?» Задав такой вопрос, придите в мечеть и объявите: «Я спросил у ханафита хадис, но он не смог ответить». И теперь долг каждого безмазхабника – распространить слух, что такой-то ханафитский учитель не знает ни одного хадиса.
  2. Если вас подловят на том же и спросят: «Покажи мне хадис, где упоминалась бы марка ручки, которой ты пишешь», – не паникуй. Сразу отвечай: «А какой хадис запрещает эту марку?» Теперь надо громко повозмущаться: «Ты не можешь показать хадис, в котором она бы запрещалась, ты не можешь привести хадис в свою защиту, ты не можешь привести хадис, в котором бы запрещалось что-то другое…» Теперь все безмазхабники будут передавать друг другу: «Откуда беднягам знать хадисы? Они же провели всю жизнь, изучая фикх!»
  3. Если ханафит принес сборник хадисов и говорит: «Ты же из ахлюль-хадис! Посмотри на все те хадисы, которым ты не следуешь», – не время паниковать. Рассмейся ему в лицо и скажи: «Замечательно! Но что это за книга? Мы следуем только Бухари и Муслиму. В крайнем случае – «Сыхах Ситта» (шесть основных сборников хадисов). Не просто отвергай другие сборники хадисов, но высмеивай их, так чтобы человек, принесший книгу, устыдился и убрал бы свой сборник. Вот и все, ты вне опасности.
  4. Если тебе показывают хадис из этих шести сборников и в этом хадисе – далиль против тебя, тогда сразу же проси, чтобы там была конкретная формулировка, подходящая под ситуацию. Пообещай ему 100000 рупий, если он найдет такой хадис. Так поступают кадианиты: они просят показать им хадис, в котором было бы точно сказано, что Иса, мир ему, был поднят на небо живым в своем теле. И этот хадис должен быть сахих, сарих, марфу, гейр маджрух. Безмазхабники требуют хадис со словами «мансух» (отменено) и «раф’ ядейн» (поднятие рук). Побольше возмущайтесь, чтобы оппонент замолчал под вашим напором.
  5. Если вдруг вам приведут именно то, что вы хотели, и оппонент скажет: «Смотри! Слово, которое ты просил, тут!» – кричи в ответ: «Этот хадис – слабый, слабый, слабый!» (слово «слабый» надо повторить три раза). Теперь тебе не нужно принимать этот хадис, и у тебя есть преимущество, ведь ты показал, что твой оппонент ничего не знает об этом хадисе. Пускай теперь неуч поймет, что этот хадис – слабый.
  6. Наконец, если ты видишь кого-то, кто не читает намаз, не надо говорить ему, чтобы он начинал молиться. Но, если ты встречаешь человека, который молится, непременно сообщи ему, что его молитвы недействительны.
Это были шесть наших основ.
Мой отец усердствовал в постах и молитвах, включая тахаджжуд. Я ежедневно с ним спорил, говоря, что его молитвы недействительны, его вера недействительна, его тахаджжуд не принимается и вообще ничто из его поклонения не принимается. Отец отвечал: «Не надо спорить. Мои молитвы и твои молитвы – все они принимаются». Я отвечал: «Какой кошмар! Разве наш Господь послал нам две молитвы: одну в Медине, а другую – в Куфе? Наш намаз – это намаз Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует), который приведет нас в Рай». Отец отвечал: «Прекрати говорить глупости». Это казалось нам величайшей победой. Еще я часто ему говорил, что очень уважаю его, иначе я бы открыл ему всю грязь фикха и его голова взорвалась бы от его смрада.

Так прошло несколько лет.

Читать продолжение…

Источник: darulfikr.ru

Оставить отзыв »

Просмотров: 701
Яндекс.Метрика