Из жизни имама Абу Ханифы

Модератор 10.10.2014 0

ИМАМ И ЕГО МАТЬ

Еще будучи ребенком Абу Ханифа потерял отца, но его мать прожила долго. Все эти годы Нуман ухаживал за ней, проявляя огромную заботу и уважение.

Как и у многих женщин преклонного возраста, у нее были некоторые предрассудки. Мать Абу Ханифы очень любила слушать известного проповедника Куфы Амр ибн Дхарра. В то время, когда у нее возникал какой-нибудь вопрос, касающийся религии, она обязательно посылала своего сына к Амру ибн Дхарру узнать ответ. Абу Ханифа покорно выполнял ее приказ, чем вызывал необычайное удивление у Амра, который говорил в таких случаях: «Как я могу открыть рот прежде тебя?!» На что имам замечал, что таков приказ его матери. Однажды случилось так, что Амр ибн Дхарр не знал ответа. Тогда он попросил Нумана подсказать ему, чтобы он мог повторить эти слова матери Абу Ханифы.

Спустя некоторое время, пожилая женщина стала настаивать на том, чтобы сын отвозил ее на муле к проповеднику, чтобы лично услышать его. Придя к Амру, женщина начинала задавать различные вопросы и успокаивалась только тогда, когда он указывал на то, что верно, а что нет.

Как-то мать Абу Ханифы задала вопрос своему сыну и, не приняв его ответа, сказала: «Нет, ты не авторитет. Я посчитаю твой ответ правильным, только если Зуркаху (один из проповедников) подтвердит его». Тогда Нуман повез ее к Зуркаху. «Нуман, почему ты не спросишь самого себя? Ведь ты знаешь куда больше, чем я», – сказал проповедник, узнав причину их визита. Затем он все-таки подтвердил, что слова имама Азама были верны. Это успокоило старую женщину, и она вернулась домой.

В то время, когда мать Нумана ибн Сабита была еще жива, Ибн Хубаирах предложил Абу Ханифе государственную должность, но тот отказался. В ответ Ибн Хубаирах приказал выпороть имама. Это обстоятельство сильно огорчило старую женщину. Позже, вспоминая все это, имам Азам говорил: «Боль, которую причинило мне огорчение матери, была гораздо страшнее ударов плетей. Для меня были невыносимы слезы на ее щеках».

АБУ ХАНИФА ИЗБЕГАЛ ГРЕХОВ ЯЗЫКА

Абу Ханифа избегал сплетен и часто благодарил Аллаха за то, что Он уберег его от этого греха. Один человек сказал Абу Ханифе: «Имам, так много дурного говорят о тебе, но никто никогда не слышал никакой гадости, слетевшей с твоих губ». На что Нуман ибн Сабит ответил: «Это милость Аллаха . Он дарует ее тем, кого любит».

Когда Суфьяна Саури спросили, слышал ли он хотя бы одно дурное слово о ком-либо от имама Азама, тот воскликнул: «Абу Ханифа не такой дурак, чтобы сводить на нет свои благие поступки».

Нуман ибн Сабит был немногословен, но всегда точен. Он не принимал участия в пустых беседах, а также сторонился тех мест, где люди злословили и обсуждали друг друга. Великий богослов считал, что давать клятвы недопустимо, и всеми силами старался удерживать себя от этого. Для того чтобы искоренить в себе эту привычку, он даже дал обет, что каждый раз, как совершит подобную ошибку, пожертвует один дирхам на подаяние. Однажды по невнимательности Абу Ханифа снова поклялся – и с того самого момента он поднял «цену» проступка до одного динара.

БЛАГОЧЕСТИЕ ИМАМА

До сих пор люди передают истории о религиозности и благочестии Абу Ханифы.

Истории о набожности и благочестии Нумана ибн Сабита стали широко известны. Совершение молитв было радостью для него. Он стремился выполнять ее с максимальной искренностью, смирением и вниманием. Дахаби пишет: «По причине его религиозности и праведности, Абу Ханифа достиг степени таватур (достоверный передатчик хадисов)». Во время намаза или чтения Корана он бывал настолько захвачен внутренним духовным стремлением ко Всевышнему, что, начав плакать, не мог остановиться часами.

Ибрагим Басри передал, что однажды утром он молился вместе с имамом. И когда Абу Ханифа прочитал аят: «Не думайте, будто Аллах не ведает о делах тех, кто творит несправедливость», то слезы залили всю его рубашку, а тело сотрясалось во время рыданий.

Также Заида рассказал такую историю. Желая задать важный вопрос имаму, он пришел в мечеть. Как раз в тот момент там начался ночной намаз. Заида встал в ряд и помолился вместе со всеми. Затем он подождал, пока Абу Ханифа закончит совершать дополнительный (сунна) намаз. Однако во время чтения Корана в молитве Нуман ибн Сабит процитировал аят: «Спаси нас от мук пламенного ветра Ада» – и повторял его до утра.

Еще передают, что однажды имам в рыданиях всю ночь читал лишь один аят Священного Корана: «Настанет День – день тяжкий, день, нелегкий для неверных».

Язид ибн Кумаит, современник Абу Ханифы, известный своим благочестием, рассказывал, что как-то он совершал ночной намаз (‘иша) за Абу Ханифой, который прочитал в нем суру «Зальзаля». После того, как молитва была завершена, он увидел имама, продолжающего сидеть, куда-то задумчиво устремив взгляд. Язид не захотел тревожить Абу Ханифу и ушел, оставив его в мечети. И каково было его удивление, когда, придя утром в мечеть, он нашел имам Азама в том же положении. Он сидел, с тем же грустным взглядом, держа свою бороду в кулаке, и смиренно, чуть слышно произносил: «О Тот, Кто вознаграждает за самое маленькое благодеяние и подвергает наказанию за самый незначительный грех! Спаси же Своего раба Нумана от пламени Ада».

Как-то прогуливаясь, Абу Ханифа случайно наступил на ногу маленькому мальчику. Ребенок воскликнул: «Ты что, не боишься Аллаха, что ли?» Услышав это, имам потерял сознание. И лишь то, что его сопровождал Мусир ибн Кудам, спасло Нумана от падения. Мусир ловким движением поддержал его тело. Позже, когда имам Азам пришел в себя, его спросили: «Почему такое воздействие на Вас оказало замечание ребенка?» «Кто знает, не было ли это предостережением из Неизвестности», – ответил Абу Ханифа.

Однажды в лавке, которой владел Нуман ибн Сабит, один из работников, раскладывая товар, сказал в присутствии имама: «Да войдем мы в Рай с миром!» Услышав это, Абу Ханифа разрыдался. Он плакал так долго, что вся его мантия стала мокрой. Сквозь слезы он прошептал: «Можешь идти. Только запри, пожалуйста, за собой дверь», при этом прижимая ладони к лицу. На следующий день, придя к себе на работу, имам сказал тому служащему: «Кто мы такие, чтобы даже думать о том, как бы попасть в Рай?! Недостаточно ли, что Всевышний убережет нас от Своего гнева?»

Умар аль-Фарук говорил: «Если в Судный день я не удостоюсь награды, но в то же время Господь не подвергнет меня наказанию, то буду счастлив».

Как-то Абу Ханифе, объяснявшему что-то своему ученику, один из находившихся рядом с ним людей, сказал: «Ты должен особенно страшиться Аллаха в то время, когда выносишь фетву». Эти слова заставили имама побледнеть, и, повернувшись лицом к тому человеку, он проговорил: «Пусть Аллах воздаст тебе благом, брат. Не будь я уверен, что Всевышний обязательно накажет того, кто намеренно утаивает знания от желающего их получить, то никогда не вынес бы фетвы».

В то время, когда имаму задавали вопрос, на который он не мог ответить, Нуман ибн Сабит начинал переживать. Он укорял себя, считая, что незнание является наказанием и следствием совершенного им когда-то греха. После таких случаев он обычно повторял омовение, затем читал намаз и просил у Аллаха прощение.

История об этом дошла до Фудайла ибн Луяда, известного суфийского шейха. Выслушав рассказ о благочестии Нумана, он расплакался и сказал: «У Абу Ханифы нет тех грехов, чтобы каяться в них. Однако тот, кто погряз в разврате, может оказаться в любую секунду поглощенным пучиной бедствий, которые напрочь собьют его с ног, но он так и не поймет при этом, что причина происходящего с ним от Аллаха».

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ АБУ ХАНИФЫ

Рассказ о великом ученом будет неполным, если не поведать о том, как он проводил свой день. Закончив утреннюю молитву (фаджр), Абу Ханифа давал урок в мечети, после которого выносил фетвы и отвечал на вопросы по разным темам. С целью послушать имама, на такие уроки приезжали люди из самых отдаленных уголков халифата. После этого Нуман ибн Сабит проводил закрытый семинар со своими ведущими учениками по шариатскому праву. Позже единогласные решения, принятые в ходе таких мероприятий, фиксировались письменно.

После обеденного намаза (аз-зухр) имам Азам шел домой и некоторое время отдыхал. Совершив послеполуденную молитву (аль-аср) он проводил еще один урок, а затем отправлялся в город, чтобы навестить друзей, больных и оказать помощь нуждающимся. Едва выполнив вечерний намаз (аль-магриб), Абу Ханифа снова начинал занятие, которое длилось до полного захода солнца. Затем он совершал пятый обязательный намаз (аль-иша). Ночи же Нуман ибн Сабит обычно посвящал дополнительным молитвам, чтению Корана и зикру (поминанию Аллаха).

Зимой после обязательного ночного намаза (аль-иша) он часто спал в мечети и поднимался, когда наступала заключительная третья часть ночи для того, чтобы совершить тахаджуд (необязательный намаз). Иногда же он делал это в своей лавке.

Знавшие его люди говорили, что невозмутимость и терпение были заложены в нем от рождения. По этому поводу передают такую историю. Когда имам Азам читал лекцию в соборной мечети, в которой присутствовало огромное количество слушателей, неожиданно с крыши на колени Нумана ибн Сабита упала змея. Толпа, охваченная паникой, выбежала из мечети. Однако имам, как ни в чем не бывало, остался на своем месте.

На уроках он сохранял спокойствие, позволяя ученикам свободно дискутировать. Имам вступал в бурные дебаты, если они слишком затягивались, не имея перспективы прийти к единому мнению. В таких случаях Абу Ханифа давал свое заключение по обсуждаемому вопросу, которое обычно было приемлемым для всех.

Имам был внимательным, открытым и заботливым человеком. Он глубоко переживал человеческую боль и страдание. Однажды во время урока в мечеть зашел человек и рассказал, что один мужчина упал с крыши своего дома. Едва тот закончил последнюю фразу, Абу Ханифа выскочил из мечети, выкрикивая что-то, и, не обувшись, босой побежал к пострадавшему. Впоследствии, он каждое утро посещал больного, пока тот окончательно не выздоровел.

В то же время, тяготы и лишения, выпавшие на его долю, Нуман ибн Сабит переносил с необыкновенной стойкостью и самообладанием, которые порой удивляли людей. Пройдя через все испытания со стороны халифа и его чиновников (заключение, физическое наказание), Абу Ханифа ни на секунду не колебался в правильности своего выбора даже тогда, когда халиф поклялся настоять на своем. Ничто не могло склонить Нумана ибн Сабита стать придворным ученым.

Следует заметить, что в это время он был человеком весьма преклонного возраста, и, по некоторым данным, именно это заточение приблизило смерть Абу Ханифы.

В день похорон величайшего имама улицы Багдада были заполнены людьми, пришедшими проститься с ним. Как отмечают источники, в похоронной процессии приняли участие пятьдесят тысяч человек.

Источник: assalam.ru

Оставить отзыв »

Просмотров: 583
Яндекс.Метрика